Суббота,22.01.2022,13:40:32
Приветствую Вас, Гость, не хотите войти?

ДПС України представляє мультфільм „Місто мрії”
Главная » 2016 » Сентябрь » 2 » В августе сорок четвертого (Окончание)
08:57:19
В августе сорок четвертого (Окончание)

А самый ожесточённый бой в тот день выпал на долю котановцев из группы старшего лейтенанта Леонида Михайловского. Их было всего 58 человек. После высадки на Жебрияновской косе в районе «Маяка», группа выдвинулась в северном направлении и, пройдя около километра по косе между морем и лиманом,  заняла рыболовецкий стан «Прорва» (ныне – т.н. «прокурорские дачи»).

До отсоединения Сасыка от моря посредством дамбы (в конце 70-х годов) здесь действительно была одна из прорв – естественный природный пролив шириной до 100 м, соединяющий лиман с морем. А сам рыбстан располагался на пустынном песчаном берегу и состоял из нескольких невысоких, покрытых камышом, глинобитных зданий (лабаз, сушильни, ледник) и причала. Был здесь также колодец для сбора дождевой пресной воды (отсюда и название на фронтовых картах этого места как «Кирнички»).

Именно в этом узком песчаном месте между морем и лиманом котановские десантники перекрыли путь отступающим из-под Аккермана немецким и румынским частям, которые двигались на вилковскую переправу в надежде уйти на Дунай. Отступающих было немало: 153-я пехотная и  9-я гренадерская дивизии немцев, 380-й отдельный королевский румынский полк, 10-й отдельный егерский батальон немцев.

В ходе беспрерывных атак котановцы мужественно держали оборону рыбстана, которую не могло преодолеть даже огромное численное преимущество врага. На помощь десантникам пришла артиллерийская поддержка с бронекатеров капитана Державина, штурмовые и бомбовые удары фронтовой авиации 40-го и 995-го штурмовых авиаполков, а также высаженный позже с торпедных катеров дополнительный десант из 120 морских пехотинцев.

Бой был настолько жестокий, что доходило до рукопашной, а  в отдельные тяжелые моменты морпехи вызывали артиллерийский и миномётный огонь бронекатеров «на себя». И если румыны вскоре начали сдаваться в плен, то немцы сражались ожесточённо. И только к шестнадцати часам дня, как вспоминал краснофлотец Петр Нетребко, «после шквального огня наших катеров и бомбовых ударов штурмовой авиации немцы стали выбрасывать белые платочки, бросали оружие и с поднятыми руками шли сдаваться в плен. Их было так много, а нас очень мало, мы тогда были молодые, по 19-20 лет, немцы могли нас подавить руками».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Герой Советского Союза К. Бочкович

В этом бою котановцы уничтожили до полутора тысяч солдат и офицеров противника, около четырёх тысяч было взято в плен, в том числе – полтора десятка старших офицеров и генерал. Трофеи были огромные – военные, продовольственные и вещевые передвижные склады, казна румынских и немецких денег, перегоняемый тысячами голов скот (одних лошадей было взято около десяти тысяч голов). Другая большая группировка противника (численностью до 5.5 тыс. человек), которая двигалась сзади, узнав о  бое в районе «Прорвы», повернула с Жебрияновской косы обратно на север и к вечеру сдалась в плен армейским частям 46-й армии в районе Татарбунар.

В том жестоком, но героическом бою погибли 12 морских пехотинцев, в том числе Герой Советского союза Бочкович Кирилл и 16 были тяжело ранены. Среди раненых – командир группы ст. лейтенант Михайловский и Герой Советского Союза старшина Дементьев Иван, который умер позже, не приходя в сознание, в Одесском госпитале.

Погибших на косе похоронили там же: «… неподалёку от самого большого  лабаза рыбстана в песке вырыли неглубокую  братскую могилу, обложили её плащ-палатками и опустили в неё погибших – трех офицеров и девятерых краснофлотцев. Над могильным холмом на куске фанеры химическим карандашом написали имена погибших. Чабала Николай (мл. лейтенант), Тимофеев Николай (мл. лейтенант), Иванов Николай (мл. лейтенант), Абрамов Иван (главный старшина), Мишин Михаил (сержант), Бочкович Кирилл (старшина 2-й статьи), Кирюхин Василий (младший сержант), Крикун Николай (старший матрос), Косырев Виктор (матрос), Шмаглий Федор (матрос), Тятюшкин Иван (матрос), Сазонов Николай (матрос), Никуленко Владимир (матрос), Ушаков Александр (матрос)».

Один из оставшихся в живых и самый молодой участник того жестокого боя Дмитрий Дадаев позже вспоминал: «Мне этот бой у Кундукской прорвы (Кундук – первое название лимана Сасык) запомнился на всю жизнь, во всех подробностях. Я вижу мужественные лица моих товарищей, стоявших здесь насмерть. Я помню последнюю сигарету Володи Никуленкова, которую протянул ему докурить во время боя. Но я помню и их живые, улыбающиеся лица. Помню Кирилла Бочковича с гитарой в руках в обществе своей молодой жены в выходной, в Одессе, на берегу моря. Мы все радовались его счастью. За неделю они только что сыграли свадьбу. Идя на смерть, мы думали о жизни. Мы выполнили задачу. Враг не прошел. Взяты тысячи пленных. И цена этому гибель половины нашей боевой  группы. Я кладу на могильный холм бескозырку Виктора Косырёва с надписью «Беспощадный» и прижимаю её небольшим камнем. Это была последняя точка жестокого, кровопролитного боя на Кундукской косе».

И по воспоминаниям  оставшихся в живых участников «Кундукского» десанта Дадаева, Кучумова, Серяка число погибших их товарищей на Жебрияновской косе было не двенадцать, а двадцать восемь.  Война оставила много безымянных героев…

К сожалению и стыду последующих поколений братская могила героев морского десанта на рыбстане «Прорва» осталась без присмотра, и следы ее к нашему времени утеряны. А ведь она была не на пустынном берегу  –  рыболовецкий стан «Прорва» рыбколхоза им. Котовского (с. Жебрияны – Приморское) все послевоенные годы и до середины 90-х годов успешно работал, там постоянно были люди. И до нашего времени он достаточно обжит и ухожен (уже как дачное поселение). Вспомнят ли нынешние «дачники», что они расположились на месте, обильно политом кровью героев десанта сорок четвертого года и на их могилах? Ведь известно, что народ, не помнящий своего прошлого, не имеет будущего…

В тот день, 24 августа, после взятия Жебриян, третья боевая группа котановского десанта под командованием старшего лейтенанта В. Маковецкого двинулась в северо-западном направлении – на Галилешты, с целью освобождения этого села и последующих населённых пунктов Карячки (Мирное), Кара-Мехмета (Шевченково) и Килия–Ноу. Позже В. Маковецкий вспоминал: «24 августа в восьмом часу утра мы выступили в направлении села Галилешты, Организованного сопротивления противника не встречали, но из-за плохой, размытой дождём дороги и большого количества взятых боеприпасов, так как предстояло действовать в отрыве от батальона, двигались довольно медленно. В Галилешты вошли к полудню. Жители села показали морским пехотинцам место, где лежали погибшие в конце июля в неравном бою бойцы Ивана Бондаренко. Скорбная картина предстала перед глазами моряков: тела бойцов, в том числе радистки, были кое как зарыты на дне неглубокого оврага на окраине села. Мы перезахоронили героев в братскую могилу в центре села. Над могилой прогремел наш троекратный салют. Жители тут же оградили могилу штакетом. Уставшие физически и морально, мы заночевали в Галилештах. На рассвете 25 августа двинулись на Карячку».

Командующий Черноморским флотом адмирал Ф.С. Октябрьский 25 августа 1944 года в своем дневнике записал: «События развиваются стремительнее всех ожиданий. Бессарабская группа армий противника рассыпалась. Наши войска 2-го и 3-го Украинских фронтов взяли Яссы, Кишинёв, Бендеры и продвигаются на Галац-Измаил. Вчера за день 384-й батальон котановцев (морпехота) помимо захвата Жебриян, Вилково и ряда других пунктов, разгромили части противника и обеспечили образцовый вход в Дунай, отрезали противнику пути отхода через переправу у Вилково. Тем самым флот надежно прикрыл левый фланг фронта с моря».

Так закончился этот длинный летний день – среда 24 августа 1944 года и таким  он вошел в историю – днём начала освобождения Придунайского края. А первыми освобождёнными населёнными пунктами Придунавья стали город Вилково и села Приморское и Десантное.

Успех и стремительность наступления советских войск в наших краях, начавшись 24-го августа, продолжился  на следующий день.  В ночь на 25 августа из Одессы в район Вилково морем на торпедных катерах было доставлено подкрепление – 369-й отдельный Керченский батальон морской пехоты и 613-я отдельная  штрафная рота морской пехоты.

К утру 25 августа 5 бронекатеров из бригады П.И. Державина, взяв на борт 613-ю штрафную роту морской пехоты, атаковали Килию со стороны порта и элеватора. Противник – румынские войска, был полностью деморализован, и  за исключением отдельных случаев, массово сдавался в плен. Более того, зная заявление своего короля о выходе 24-го августа Румынии из войны, доказывали, что они уже союзники Красной Армии.

К полудню 25 августа в Килию начали вступать советские армейские  пехотные войска, двигающие со стороны с. Васильевка, а со стороны Кара-Мехмета в город вступила морская пехота котановцев из группы Маковецкого,  которая двигалась из Галилешт, освободив днем 25 августа по пути села Карячка, Дракулю, Дмитровку, Кара-Мехмет.  В тот же день без сопротивления сдался гарнизон укрепрайона  Килия – Веке (нынешняя Старая Килия) – около 1000 человек личного состава и большое количество артиллерии.

А Вилково стал прифронтовым городом и временной базой Дунайской флотилии. Морем сюда прибывало подкрепление и тыловые части флотилии, в домах вилковчан был развернут полевой госпиталь. Раненых размещали в домах Гладкова Ф.О., Зубовской М.П. и других. А первыми медработниками (до прибытия врачей из Одессы) был вилковский фельдшер  Ивлий Павлович Поляков и его семнадцатилетняя дочь Анна (в будущем – знаменитый директор Вилковской средней школы №1 – Олейникова Анна Ивлевна).

 

 

 

 

 

 

 

 

Морская пехота взяла Сулину

В ночь на 26 августа из Вилково силами Дунайской флотилии началась боевая операция по захвату Сулинской военно-морской базы «для обеспечения свободы плавания в дельте и нижнем течении Дуная». В этой операции участвовали корабли 4-й бригады Дунайской флотилии и морская пехота – 384-й батальон майора Котанова и приданная ему 613-я  штрафная рота. Ночью пехотинцы высадились в Периправе и двумя колонами, через села Летя и Сфиштовка двинулись на Сулину.

По воспоминаниям участников: «это был тяжелый переход сначала по разбитой песчаной дороге, а потом по топям и болотам. Но бойцам он доставлял настоящее удовольствие – жители румынских деревень (а это были русские старообрядцы) встречали нас с искренним дружелюбием и радушием. В 11 часов батальон достиг села Лети, где  местные крестьяне накрыли столы красным полотном, разостлали на земле ковры и вышли навстречу с цветами, хлебом–солью и водой. В центре села стояли столы с угощениями». После привала, батальон двинулся в сопровождении проводников, и частично уже на предоставленных жителями подводах, в сторону Сулины, куда и прибыл к вечеру, зайдя в город без боя: высланная передовая группа разведчиков под командованием старшины Мирошниченко А.Д. сумела быстро занять румынскую комендатуру и убедить начальника гарнизона майора Кандида Титиени в бессмысленности сопротивления. Поскольку представителей немецкого командования в Сулине уже не было, румынский гарнизон базы в количестве 1400 человек организовано сложил оружие, и батальон Котанова с суши, а корабли Дунайской флотилии с моря, зашли в Сулину к исходу дня 26 августа без боя.

А на второй день Котанову от начальника штаба 3-го Украинского фронта поступил приказ о возвращении румынским солдатам оружия, боеприпасов и артиллерии, так как «сулинский гарнизон в полном составе изъявил желание  выступить против фашистской Германии». 29 августа колонна румынских войск из Сулины направилась в район Тульчи и  в дальнейшем участвовала в освобождении  Трансильвании.

26 августа действиями бронекатеров Дунайской флотилии и частей 46 армии был освобождён Измаил, а также Рени и Болград.

28 августа вечером командующий Черноморским флотом адмирал Ф.С. Октябрьский направил командующему румынским флотом, который находился  в главной  румынской военно-морской базе Констанца, ультиматум о немедленной сдаче всего румынского флота и аресте всех немецких кораблей, находящихся в Констанце.

На  советском торпедном катере  ультиматум в Констанцу доставил румынский майор Кандид Титиену. Ультиматум был принят, и утром 29-го августа в Констанце высадились два батальона советской морской пехоты – 384-й  ОНБМП и 143-й ОКБ МП, которые взяли базу румынского флота под охрану. А расположилась советская морская пехота в лучшем отеле «Палас» на набережной Констанцы – «для короткого отдыха, заслуженного и необходимого». 30 августа силами двух бронекатеров под командованием старшего лейтенанта С. И. Клоповского без боя и единого выстрела за 15 минут был занят остров Шерпилор (Змеиный).

Так закончился август сорок четвертого года и вся Ясско-Кишинёвская операция. В ходе этой  блестящей операции была освобождена вся Бессарабия и Буковина, румынская армия полностью капитулировала, а  из 25 немецких дивизий группы армии «Южная Украина» 18 были полностью уничтожены. Румыния начала воевать на стороне Объединённых Наций и вместе с Красной Армией открыла путь на Балканы – на Болгарию, Югославию, Венгрию.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Памятник морякам ДВФ в Измаиле

В Придунавье в тот август пришла советская власть. И в тот же месяц (с 27 августа) полевые военкоматы 3-го Украинского фронта начали проводить в освобождённых районах мобилизацию в ряды Красной Армии. Из Килийского района с августа 1944 года по май 1945 г. было призвано около 9000 чел.

На полях войны – в Германии, Венгрии, Югославии, Австрии пали смертью храбрых и не вернулись домой  более 2000 жителей района, – наших земляков, родных и близких людей. Среди них два моих дяди – рядовой 73 гвардейской  дивизии Прокопенко Василий Петрович, 25 лет, погиб 12 апреля 1945 г. в Словении и Осадчий Алексей Дорофеевич, 23 лет, рядовой 34 гвардейской дивизии, погиб 15 декабря 1944 в Венгрии.

Памяти погибших моряков и солдат при освобождении Придунайского края в августе сорок четвёртого и всех погибших наших земляков и родных в той тяжелой войне  посвящен этот очерк.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Памятник морякам-дунайцам в г. Вилково

Говоря словами известной песни Б. Окуджава о десантниках той войны:

Здесь птицы не поют, деревья не растут

И только мы к плечу плечом

 врастаем в землю тут.

Горит и рушится планета,

над нашей Родиною дым

И, значит, нам нужна одна победа

Одна на всех. Мы за ценой не постоим!

Они не постояли за ценой… И наша святая обязанность – помнить об этом. Ибо без памяти  о прошлом у народа нет будущего.

Василий Прокопенко

 

Поделиться:
Категория: Публикации ДЗ | Просмотров: 1227 | Добавил: korr | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]