Суббота,22.01.2022,13:24:43
Приветствую Вас, Гость, не хотите войти?

ДПС України представляє мультфільм „Місто мрії”
Главная » 2017 » Февраль » 24 » Участник боевых действий – не военнослужащий, или В кабинетах чиновников как на войне
09:48:28
Участник боевых действий – не военнослужащий, или В кабинетах чиновников как на войне

В начале прошлого года в «ДЗ» была опубликована статья Светланы Павлишиной «Лалита и Саша – военнослужащие полевой медицинской службы».

Судьба свела Лалиту Исаенко и Александра Максимец на передовой в самом начале гибридной войны под названием «АТО». Оба участники боевых действий: ушли на фронт добровольцами, стремясь защитить молодежь – своих и чужих детей – от ужасов войны. А вернувшись к мирной жизни, столкнулись с непробиваемым бюрократизмом чиновников. В суде Лалите пришлось не только защищать права участника АТО, но и доказывать статус участника боевых действий.

История добровольцев

Лалита – дочь военного, медик-лаборант в поликлинике Килийской ЦРБ. На передовую попала в августе 2014 года, когда формировался первый и единственный на весь фронт «одесский» военно-полевой госпиталь. Там она была единственной лаборанткой по анализу крови. Когда спасали воинов, выживших после иловайского котла, работать приходилось круглосуточно. «Не могу без содрогания вспоминать те дни и то, что нам пришлось увидеть и пережить. Человеческое сознание не в силах это удерживать», – делилась она в беседе со Светланой Павлишиной.

Александр Максимец – афганец, чернобылец, ушел добровольцем в АТО тоже в самом начале войны – в 2014. Служил командиром боевого и материально-технического обеспечения 8-й отдельной автомобильной Полтавской санитарной роты. «Вся наша санрота, а это 136 человек, сформирована из полтавчан и более 80% - добровольцы. Только из нашего Богачанского района в роте было 22 человека. Много добровольцев из Полтавской области воевали в АТО, да и сейчас продолжают воевать. Мы ведь хорошо понимали, что может быть, если не удержать фронт на тех рубежах, на которых он остановился. До Полтавы рукой подать», – объяснял Светлане Павлишиной Саша - почему ушел на фронт.

Рота Александра базировалась рядом с госпиталем Лолиты. Судьба свела их вместе на войне. С тех пор они не расстаются. Демобилизовавшись в октябре 2015 года, Александр приехал к Лалите в Килию и стал нашим килийским «атошником». Но война для семьи на этом не закончилась. В  «мирной» жизни им приходится воевать, защищая свои права в кабинетах чиновников. В своем цинизме бюрократическая машина доходит до того, что человек, получивший удостоверение участника боевых действий, должен доказывать в суде, что он военнослужащий.

Солдат – не военнослужащий

В августе прошлого года Лалита Исаенко обратилась в управление Пенсионного фонда в районе с заявлением о назначении пенсии. В заявлении она ссылалась на «Заключительные положения» закона об общеобязательном государственном пенсионном страховании. В частности, нормы 6-го абзаца п. 3 раздела 15 этого закона гарантируют право участников боевых действий на досрочное назначение пенсии. «Военнослужащие, лица начальствующего и рядового состава органов внутренних дел, которые принимали участие в боевых действиях, в антитеррористической операции в районах ее проведения…, имеют право на назначение досрочной пенсии по возрасту после достижения мужчинами 55 лет, женщинами - 50 лет и при наличии страхового стажа не менее 25 лет для мужчин и не менее 20 лет для женщин».

Лалите Исаенко исполнилось 50 лет, у нее был 31 год трудового стажа и статус участника боевых действий в зоне АТО. Но килийское управление в назначении пенсии отказало.

По мнению комиссии по вопросам отказа в назначении пенсий (как следует из письменного ответа управления) Лалита Исаенко имеет статус «солдат резерва», а значит, не относится к категории военнослужащих и права на досрочное назначение пенсии не имеет. Интересно, что в ответе «расшифровано», что значит не являться военнослужащим. Вы не являетесь военнослужащим, пишут они в отказе Лалите Исаенко, так как «не проходили строевую военную службу или военную службу по контракту, не были мобилизованы на особый период».

Александр Максимец обратился с этим вопросом в Правительственный контактный центр. Там «спустили» жалобу в областное управление ПФУ. А из ПФУ области пришел ответ за подписью заместителя начальника управления: «Лица, которые были призваны во время мобилизации на военную службу на особый период, на сегодня права на досрочную пенсию не имеют». Причем в этом же ответе не отрицают наличие в Законе о пенсионном страховании вышеупомянутого 6-го абзаца п. 3 разд. 15. Но, пишут чиновники ПФУ, при отсутствии записей в трудовой книжке о периоде участия в боевых действиях, «период военной службы в составе действующей армии во время боевых действий…устанавливается на основании справок военных комиссариатов».

А дальше в ответе указано еще одно НО. Участникам боевых действий АТО (согласно постановлению КМУ «Об утверждении Порядка предоставления статуса участника боевых действий лицам, которые защищали независимость, суверенитет и территориальную целостность Украины и принимали непосредственной участие в антитеррористической операции, обеспечении ее проведения) командирами военных частей выдаются «справки о непосредственном участии в антитеррористической операции, обеспечении ее проведения», что, по мнению чиновников, не соответствует требованиям Закона абз. 6 п. 3 Закона об общеобязательном пенсионном страховании. Причем что именно не соответствует, – то ли кто выдает справки, то ли что в них указано, – из ответа непонятно.

Справедливость восторжествует?

Убедившись, что жалобы писать бесполезно, Лалита Исаенко подала иск в суд. В своем иске она указывает, что в августе 2014 года ее призвали по частичной мобилизации для участия в антитеррористической операции в составе Антитеррористического центра при СБУ в Донецкой и Луганской области. Была награждена нагрудным знаком «За образцовую службу». В сентябре 2015 года уволена с военной службы в запас, а 21 сентября того же года получила удостоверение участника боевых действий.

Суд первой инстанции установил, что районное управление ПФУ отказало Лалите Исаенко в назначении досрочной пенсии, так как она имеет статус солдата резерва и не относится к категории военнослужащих, а именно: не проходила строевую военную службу по контракту и не была мобилизована на особый период.

В возражениях, предоставленных суду, управление ПФУ отмечает, что в предоставленной Лалитой Исаенко справке из районного военкомата, указано, что она была мобилизована 16.08.2014 и уволена с военной службы в запас 05.09.2015, но нет  указания места и времени участия в боевых действиях. Также представитель управления просил суд учесть, что истица проходила службу (?) в строевой части (если вспомнить ответ управления об отказе, там они утверждали, что Лалита Исаенко не проходила строевую службу – авт.), а не в боевой части Вооруженных Сил.

Исследуя пенсионное дело Лалиты Исаенко, суд установил, что она обратилась за назначением пенсии по возрасту, имея более 20 лет (31 год) стажа. Вместе с заявлением предоставила в управление удостоверение участника боевых действий, выданное ей Департаментом кадровой политики министерства обороны 21 сентября 2015 года. Кроме того, истец предоставила ПФУ 2 справки из военкомата. В первой сказано, что она проходила службу в составе Вооруженных Сил, в том числе в составе действующей армии с 29 августа 2014 года по 5 сентября 2015 года. Во второй указано, что Лалита Исаенко проходила военную службу в составе действующей армии в период боевых действий (в зоне проведения террористической операции).

Ссылаясь на закон «О военной обязанности и военной службе», суд указывает, что военнослужащие – это лица, которые проходят военную службу. Также суд отмечает, что при назначении пенсии согласно абзацу 6 пункту 3 раздела 15 «Заключительные положения» закона «Об общеобязательном пенсионном страховании» к заявлению о назначении пенсии нужно приложить удостоверение участника боевых действий и справку из военкомата о периодах участия в боевых действиях. Рассмотрев доказательства, суд установил, что Лалита Исаенко предоставила ПФУ все предусмотренные законом документы. А значит решение районного управления ПФУ «не основывается на законе и подлежит отмене».

Суд первой инстанции отменил решение управления ПФУ в районе об отказе в назначении пенсий и обязал повторно рассмотреть заявление Лалиты Исаенко.

На этом история не закончилась. Районное управление ПФУ подало апелляцию, требуя отменить решение суда первой инстанции. Но управление не оплатило судебный сбор, ссылаясь на отсутствие средств на эти цели. Поэтому суд предоставил ему возможность устранить этот недостаток в течение 15 дней. А 29 декабря, так как управление ПФУ судебный сбор так и не оплатило, апелляционный суд своим постановлением отказал в удовлетворении ходатайства об освобождении от уплаты судебного сбора и постановил вернуть апелляцию управлению. Постановление может быть обжаловано в кассационном порядке. Между подачей апелляции управлением ПФУ и ее возвращением обратно прошло более 3-х месяцев, так как кроме всего прочего за это время сменился судья, который изначально должен был рассматривать апелляционную жалобу.

За что воевали?

Как рассказал «ДЗ» Александр Максимец, на сегодняшний день пенсию его жена еще не получает. Управление ПФУ повторно запросило у Лалиты Исаенко документы, чтобы начислить пенсию, но не с момента обращения с заявлением (в августе прошлого года), а с 2017 года, в связи с вступлением в силу закона, который гарантирует досрочный выход на пенсию участникам АТО. Раньше это право распространялось только на участников боевых действий в зоне АТО, к которым относится Лалита Исаенко. Ее право на досрочную пенсию как участника боевых действий ПФУ так и не признал, и подал кассационную жалобу на постановление апелляционного суда.

Волокита с назначением пенсии Лалите Исаенко тянется уже полгода. Когда ее муж Александр после решения суда первой инстанции осенью прошлого года рассказывал «ДЗ» эту историю, у него был оптимизм и надежда на то, что справедливость восторжествует. А когда мы общались уже в конце декабря прошлого года, он с горечью спрашивал меня: «За что мы воевали? За их кресла?» Вопрос вполне логичный. И тем более трагичный в своей логичности. Ведь, судя по ответам-отпискам районного и областного управлений ПФУ, манипулирующим нормативными актами, отстаиванию районным управлением непонятно чьих интересов в судебных инстанциях, напрашивается вывод, что такой «посыл» они получают от вышестоящих государственных органов. «Экономить» на защитниках Украины – это, по мнению чиновников, защита интересов государства?

Ирина ДИГИЧ

От редакции. Зато в ТВ, печатной и интернет-прессе – сотни сообщений о том, что украинские пенсии получают активные участники боевых действий, так сказать, с другой стороны. Среди них – высокие чины ЛНР-ДНР. К ним у ПФУ претензий нет. Так, может, стоит отправить чиновничков этой организации (странно, что к их крайне интересной деятельности не имеет интереса СБУ) за линию фронта? Пусть работают на Захарченко-Плотницкого напрямую, а не в качестве агентов под прикрытием в Украине.

Поделиться:
Категория: Публикации ДЗ | Просмотров: 807 | Добавил: irina_digich | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]