Вторник,18.01.2022,11:19:31
Приветствую Вас, Гость, не хотите войти?

ДПС України представляє мультфільм „Місто мрії”
Главная » 2015 » Декабрь » 30 » Служили два товарища
15:10:59
Служили два товарища

«Какая у нас Армия? А разная она, как люди в троллейбусе. Разная... Есть герои. Есть... не герои. Есть мобилизованная масса, которую в войска загнала милиция. Есть мародеры, есть алкаши. Есть романтики-добровольцы. Есть обычные трудяги-мужики, относящиеся к войне, как к необходимой работе, которую они по привычке выполняют хорошо», – так написал о современной украинской армии, которая ведет бои с террористами на Донбассе, участник АТО,  боец 14-й  мехбригады Игорь Смага.

Встречаясь с нашими килийскими учасниками АТО, я хочу  узнать ПРАВДУ об этой  войне, узнать ее от тех,  кто сам  был там, понять эту правду и поделиться ею с моими  земляками, ну хотя бы с теми, кому это интересно.  Мои  новые  собеседники – военнослужащие срочной службы  Национальной гвардии Украины – 2013-2015 года.  Два  друга, два Андрея. Андрей Степаненко – сержант, Андрей Василенко – старший солдат.

Мы сидим в кафе пьем кофе, тихо, чтобы никому не мешать, беседуем. Передо мной юные, приятные ребята, умные, рассудительные.

Оба родились и выросли в городе Килии, в простых семьях, папы и мамы работали, не покладая рук, чтобы дети росли благополучными и счастливыми. Один Андрей учился в школе № 4, а второй в школе № 5. Подружились во время учебы в Килийском лицее. Учились в разных группах, получили разные профессии: Андрей Степаненко – сварщик- водитель, а Андрей Василенко – электрогазосварщик. Настоящая, честная мужская дружба соединила их в неразделимое целое. Если одному нужна помощь – второй тут как тут, молча, без лишних слов и вопросов станет рядом и поможет.

После окончания лицея оба ушли служить в армию. Призывались в один день, 6 мая 2013 года. В Одессу ехали в одном автобусе, и служить попали в одни и те же внутренние войска, в команды спецназовцев. Но Андрей Степаненко из Одессы был направлен для прохождения службы в Крым, а Андрей Василенко – в Киев, в село Новые Петровцы. Известное большинству украинских граждан село. Там расположена резиденция, в которой по очереди жили президенты Леонид Кравчук, Леонид Кучма, Виктор Ющенко, и там же находится знаменитое «Межигорье» и «Хонка» – золотое убежище сбежавшего из страны 4-го президента.

Ребята попали в самый эпицентр политических событий, происходивших в Украине в этот период. Оба принимали Присягу на верность народу 30 ноября 2013 года – один в Крыму, другой в Киеве, но опять - в один и тот же час. В те минуты они и не подозревали, какие испытания им предстоит пройти. И чем закончится этот день - 30 ноября 2013 года.

Принятие Присяги для бойцов всегда очень трогательный и волнующий момент. Друзья в этот день созвонились, поделились впечатлениями. Но на следующий день их жизнь разделилась на два этапа. Первый – до Майдана и второй – все, что было потом. А потом был разгон студентов, митинги, демонстрации, и начало революции – Майдан. Общество разделилось на две части: на тех, кто поддерживал Майдан и страстно желал изменений в стране и тех, кто был против Майдана и против каких-либо изменений. А посредине между двумя этими людскими водоразделами, между восставшим народом и властью стояли они – ни в чем не повинные юные мальчишки, только что принявшие Присягу и обязанные четко, как учили, выполнять приказы командиров. И они выполняли свою работу так, как и должны выполнять военные люди.

Андрей Степаненко: Меня, вместе с другими ребятами, после принятия Присяги направили из Крыма во Львов, в учебный центр. Там нас и застали события Майдана. Если честно, я старался не вникать глубоко в политику, конечно, слушал новости, следил за всем происходящим, но свою позицию никогда никому не излагал. Я знал, что должен быть вне политики и выполнять воинский устав. А, впрочем, ничего противозаконного мы не делали. Никого не били, никого не разгоняли, мы просто стояли в оцеплении. Правда, нам доставалось... И камни в нас летели, и палки... Но нам нужно было терпеть. И мы терпели... В Киеве я не был. А вот во Львове - стояли на улицах в оцеплении между массами людей с разными идеологическим убеждениями.

Андрей Василенко: Я в это время стоял в оцеплении под Киевом, мы охраняли разные объекты. Недалеко от Вышгорода, где располагалась наша часть, находится много разных военных объектов, и полигон учебный там же. Классный полигон... Вот мы все это охраняли. Нашу роту в Киев, где было очень горячо, не посылали. Но другие ребята из нашей части ездили и стояли там в оцеплении. И им тоже доставалось.

- Это правда, что были погибшие со стороны военнослужащих внутренних войск во время событий на Майдане?

- Я знаю о двух погибших, больше не знаю, не слышал. Но там ведь были не только внутренние войска, там были спецгруппы со всех областей Украины... Мы и не знали, кто и откуда. Каждый стоял на своем посту и выполнял поставленную перед ним задачу. Если честно, мне все это не нравилось. Я, конечно, не мог уважать власть президента, который проворовался, но мне, как человеку, не нравилось, что жгут шины в центре столицы и разрушают такой красивый город. Но, изменить ход событий я не мог, приходилось служить, как и сотням других моих сослуживцев.

- Я понимаю вас, ребята. Вы попали в одну из сложнейших ситуаций. Политики всех цветов разожгли ненависть в обществе, столкнули людей лоб в лоб, а расплачиваться, к сожалению, приходится ни в чем не повинным людям. Особенно таким молодым и неискушенным в политических делах, как вы.

Андрей Василенко улыбается:

- Знаете, как «самообороновцы» нас ненавидели? Им ведь на Майдане от «беркутов» досталось очень сильно. А они считали всех нас одинаковыми, несмотря на то, что у нас разные части, разные задачи, разное предназначение. Но когда началось АТО, и начали формироваться добровольческие батальоны, «самообороновцы» приехали именно к нам, на полигон в Ново-Петровцах, чтобы подучиться и отправиться воевать. Поначалу мы друг на друга косились как на врагов... Ну, мы, конечно, помалкивали, не хотели конфликтов. А потом, когда все попали в АТО, в боевую ситуацию, и поняли что и им, и нам надо защищать одну страну, потому что она у нас общая, постепенно успокоились. Вражда стала уходить...

Андрей Степаненко: У нас, во Львове, было поспокойнее. Сразу после Майдана начались крымские события, командиры отпустили ребят с крымской пропиской домой, и они уехали, а мы, все кто с материковой Украины, остались, нас перебазировали в Запорожье, в батальон «Гепард».

Андрей Василенко: А моя часть продолжала дислоцироваться в Ново-Петровцах. То, что происходило в Крыму, вызывало у нас полное недоумение. Никто не подозревал, что это серьезно. Но потом, когда у нас стали отнимать Донбасс, мы поняли, что это не просто, что это может быть даже война. С первых дней событий на Донбассе у нас были командировки в эти области по 45 дней. Что делали? Все, что надо было. Охрана общественного порядка, контроль и проверка на дорогах, проверки на блокпостах, зачистки местности после освобождения от сепаратистов и многое другое. В первые два выезда я не попал. А вот в третий, самый горячий, я уже поехал со своей ротой. 

Это было в августе 2014 года, сразу после парада на День Независимости. Кстати, вся техника, которую вы видели по телевизору на параде, была из нашей части. 25 августа она отправилась на передовую, на Донбасс. Мы – тоже. Прибыли в Мариуполь, в аэропорт. Наша рота охраняла этот объект по периметру. Тут уже стреляли со всех сторон, летали мины, снаряды и из «градов» и из «ураганов». Всякое было. Здесь я впервые понял, что такое война. Сначала было очень неприятно, не хочу говорить «страшно», не мужское это дело - бояться, но неприятно было очень. Потом привыкли, научились всему, чему должен научиться любой боец в такой ситуации. Идти в атаку - когда надо, бежать в окоп, чтоб не попасть под обстрел снарядов.

Андрей Степаненко: Вы знаете, я понял на этой войне одну простую истину – самый лучший солдат тот, который умеет выполнить задание и остаться в живых. Мне тоже было поначалу не по себе, особенно на зачистках. Идешь по полю с автоматом, проверяешь каждый куст, а впереди огромная посадка, и ты не знаешь, кто в этой посадке тебя ждет. Потом научился трезво оценивать ситуацию, четко выполнять задание, ориентируясь в обстановке. Когда ты преодолеваешь свои неприятные чувства, начинаешь думать головой и действовать, все становится на свои места. Но не все так могут. У меня получалось. Я пользовался авторитетом и у боевых друзей, и у своих командиров. Они у меня были классные. Настоящие старшие товарищи. Всегда выслушают, подскажут, помогут... И если надо – прикроют собой любого из нас, молодых «срочников». В нашей части был случай такой. Несколько наших бойцов с офицером выполняли задание и попали в сепаратистскую засаду. Офицер приказал ребятам отходить, а сам остался прикрывать отход. Его ранили. Ребята видели, как он упал, а потом его окружили «сепары» и выстрелами в упор изрешетили. А потом… потом своей бронемашиной раздавили уже мертвого человека на мелкие куски... А у него в Запорожье жена оставалась, семья, жена его очень любила. Когда ребята рассказали ей, что видели как погиб ее муж, она не хотела им верить и все время твердила, что он жив... Знаете, как мы возненавидели этих сепаратистов!

Андрей Василенко: У нас тоже были офицеры – настоящие мужики. Один наш подполковник никак не мог успокоиться, когда пропал боец. Милицию нигде не любили. И нашу форму, форму внутренних войск, тоже не очень уважали, поэтому мы ее снимали и одевали такую, как у всех бойцов в АТО. А она у всех одинаковая: и у наших, и у тех, с той стороны, то есть «сепаров». Так вот, когда наш боец погиб под Иловайском, забрать его мы не успели. Его забрали «сепары», приняв, за «своего». Наш подполковник три месяца искал тело этого бойца. Организовывал разные проверки, экспертизы ДНК и другое... Потом нашел его среди неизвестных солдат в Днепропетровске, похоронили его на родине. С такими командирами не страшно идти в бой, в разведку, да куда угодно, если надо.

- Мне говорили в военкомате, что вы служили в одном и том же месте.

Андрей Степаненко: Мы выполняли боевые задачи в одном месте, но в разное время и каждый со своей частью. В Мариуполе, в аэропорту, мы встретились во время одной из ротаций. Мы с Андреем постоянно перезванивались и были в курсе дел один другого. А тут связь прервалась. Я места себе не находил. Я же знал, что Андрей в АТО. И тут вдруг узнаю, что моя рота тоже едет туда же. Я был вне себя от радости. И там, в Мариуполе, мы дозвонились друг другу и встретились. Вы не представляете, что это была за встреча! Потом он уехал на отдых, а я его сменил.

- Ребята, но ведь вы могли не поехать туда. «Срочники» имели право написать рапорт и отказаться от поездки в АТО. Даже Указ Президента был по этому случаю...

- Могли бы, - говорят одновременно и скромно улыбаются.

- Как я мог не поехать?- запальчиво восклицает Андрей Василенко. - Все мои сослуживцы едут, а я останусь? Понимаете, из нашей части не было ни одного отказника. Сотни ребят, и все ехали в АТО. Как бы я потом жил, как бы я мог мириться со своей совестью, что бросил своих друзей в трудный момент. Нет. Это невозможно. Поэтому вопрос поездки в АТО для меня был естественным.

Андрей Степаненко улыбается милой детской улыбкой и с теплотой смотрит на друга.

- Я когда узнал, что Андрей в АТО, рвался к нему с неимоверной силой. Как я мог не быть там, где мой друг? Знаете, что самое главное, в нашей жизни? Это настоящий друг, знание, что он всегда будет рядом с тобой. Он не предаст, не бросит, он всегда придет на выручку. За друга я готов куда угодно пойти, хоть на край земли, хоть в огонь, хоть в воду!

- Где, кроме Мариуполя, вам приходилось выполнять боевые задания?

- Да везде бывали. Комсомольск, Тельманово, донецкий и мариупольский аэропорты, Пески, Васильевка и многие другие места...

- А как отнеслись к вашему решению ехать туда, где война, ваши родители?

Отвечают оба одинаково. Мамам долго не говорили правду, уверяли, что уехали на учебу. А отцам признались, но те понимали сыновей по-мужски, поддерживали.

- Моя мама, - говорит Андрей Степаненко, - узнала о том, что я был в АТО, из новостей, по телевизору. Наш «Гепард» возвращался в Запорожье, нас встречали, показывали по «телеку» на всю Украину. Тут она звонит и ругается: «Ах, ты ж такой-сякой, на учениях, говоришь, был? А по «телеку» сообщили, что твой «Гепард» только что вернулся из АТО!». Пришлось признаться. Родители, конечно, переживали за нас, но, что они могли сделать? Это был наш выбор. А вот братик мой, Олег, ему 16 лет, он учится в 4-й школе – гордится мной, футболку с надписью на спине «Спецназ» носит каждый день, и ему завидуют многие его сверстники.

Я смотрю на этих парней и с трудом верю, что передо мной наши килийские мальчишки, такие юные и такие взрослые одновременно, искренние, чистые и честные, смелые и решительные. Настоящие мужчины, настоящие Герои. С такими ребятами за будущее и Украины, и их детей и их внуков, можно быть спокойными. Оно в надежных руках. Когда я слышу ворчание стариков о том, что новое поколение, родившееся в независимой Украине – потерянное поколение, без идей, без цели, без ценностей... Я понимаю, как они ошибаются. Эти ребята знают, зачем живут в этой стране. И у них есть главные ценности: всегда и везде оставаться ЧЕЛОВЕКОМ - честным, справедливым, трудолюбивым, больше всего на свете ценить жизнь, дружбу, своих родителей и свою Родину и защищать все это, когда необходимо.

- Ребята, скоро праздники - Новый год, Рождество, что бы вы хотели пожелать жителям нашего города?

Пауза. Оба задумались.

Андрей Василенко: Хочу пожелать, чтобы жители Килии стали большими патриотами, хотя бы своего города, стали более активными и хотя бы что-то сделали для того, чтобы наш город стал лучше. Это такое счастье – вернуться домой! Вернуться в свой город, где тихо, спокойно, уютно, где нет войны и нет страданий. Мы с Андреем уехали в армию в один день и вернулись тоже в одни день – 6 мая 2015 года. И когда на автостанции мы вышли из автобуса и увидели Килию! Мы хотели одновременно, и плакать, и кричать от радости.

Андрей Степаненко: А я хочу пожелать, чтобы килийцы помогали друг другу, чтобы помогали армии, уважали, тех, кто там воюет, и чтобы в нашем городе никогда не происходило то, что происходит сейчас на Донбассе. А мы, если надо будет, ну, случится так, что нам снова надо будет ехать туда – мы готовы. Мы с Андрюхой вместе пойдем? Правда?

Андрей-второй с улыбкой смотрит на друга, подает ему руку и две ладони сжимаются в одном тесном пожатии. И я верю: мы выстоим, мы победим все неприятности и все невзгоды, потому что у нас есть такие ЗАЩИТНИКИ! «Все у нас буде добре!».

Удачи вам, Андрюши! Вам и вашим родным! С праздником! Пусть будет мир в ваших и наших домах и пусть придет мир в Украину, чтобы вам не надо было снова ее защищать с оружием в руках, пусть лучше вся ваша любовь и энергия послужат созиданию новой жизни.

           Светлана ПАВЛИШИНА

 

Поделиться:
Категория: Публикации ДЗ | Просмотров: 1080 | Добавил: korr | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]