Четверг,02.12.2021,20:08:04
Приветствую Вас, Гость, не хотите войти?

ДПС України представляє мультфільм „Місто мрії”
Главная » 2016 » Январь » 29 » От чего прячется начальство районной медицины?
11:23:26
От чего прячется начальство районной медицины?

В конце прошлого года состоялось первое судебное заседание по искам, которые я подала в отношении  Килийской центральной районной больницы. Первый иск касался неправомерного отказа в предоставлении открытой информации по использованию руководством больницы благотворительных взносов, поступивших в 2014 году. Второй – отказ в информации о расходовании бюджетных средств, период тот же – 2014 год.

По одному из исков районным судом было вынесено положительное решение.

Напомню, переписка моя с Килийской ЦРБ началась еще в феврале 2015 года (наивная, думала, так быстро получу информацию, и вас ознакомлю). Тогда мне ответили, что, в 2014 году на счет райбольницы из бюджета поступило 19 млн 468 тыс. 352 грн и благотворительных взносов на сумму 588 тыс. 315 грн. («ДЗ» № 87 от 13 ноября 2015). Так как ответ был обобщающий, я написала второй, третий и т. д. запросы с просьбой расшифровать: какие лекарства, перевязочный материал, оборудование закупает больница. В каком количестве и по какой цене.

Но на запрос о расходовании бюджетных средств мне вообще не ответили. А на запрос о расходовании благотворительных взносов ответили.., даже не знаю, как этот ответ обозначить. В общем, ответили, что не скажут. И подтвердили, что не скажут, так как у меня нет экономического образования,  я не КРУ, и вообще «на каком основании… Кто вам дает такие полномочия на такие данные?».

И это при том, что мы фактически финансируем данное учреждение: бюджетные средства это наши налоги, а благотворительные (добровольно-принудительные) взносы – наличные из нашего кармана. Так не это ли дает нам право знать? Нет, по мнению чиновников. Но! Такое право нам дает законодательство, а это в разы весомее мнения любого из чиновников.

К слову, отказ дать информацию был мотивирован тем, что при оформлении запроса я нарушила требования Национальных стандартов  - Государственной унифицированной системы организационно-распорядительной документации, требования к оформлению документов ДСТУ 4163-2003. Эти стандарты требуют, чтобы на документе были проставлены регистрационный индекс, оттиск печати и тому подобное. Кроме того, по их мнению, я нарушила требования подпункта 3 пункта 5 статьи 19 Закона «О доступе к публичной информации», который предусматривает, что запрос на информацию должен содержать, в частности, подпись лица, которое  его подает. Отказ также мотивирован ссылкой на нормы Закона «Об обращениях граждан» и ссылками на повторность обращений, на срок их рассмотрения, на анонимность и на обращения лиц, признанных судом недееспособными.

Итак, суд. Первое судебное разбирательство по поводу отказа дать информацию о расходовании благотворительных взносов.

Немного поумничаю. Согласно положениям пунктов 11, 23, 37 статьи 2 Бюджетного кодекса делаем вывод о том, что плата, получаемая коммунальным бюджетным учреждением центральная районная больница в качестве благотворительных взносов, является бюджетными средствами. Поэтому информация об их расходовании относится к публичной информации и подлежит предоставлению на соответствующие запросы (п. 5 ст. 6 Закона «О доступе к публичной информации»).

И не смутило чиновников, что я подавала документ, который называется «Запрос о доступе к публичной информации». В нем я четко отмечаю, какую информацию и документы, содержащие публичную информацию, я прошу мне предоставить, мотивируя это ссылкой на соответствующие требования Закона «О доступе к публичной информации». Соответственно, на правоотношения, возникшие между нами, распространяется Закон «О доступе к публичной информации», а не Закон «Об обращениях граждан», который регулирует порядок обращений граждан с жалобами, замечаниями, предложениями и тому подобное.

А что касается оформления запроса, то законодатель гарантировал нам возможность избрания способа подачи запроса, указав, что его можно подавать, в том числе и по электронной почте. Пункт же 5 статьи 19 Закона «О доступе…» устанавливает требования к запросу. Согласно им, кроме имени, адреса и номера средства связи запрос должен быть подписан, а также должна быть проставлена дата. Но это только в том случае, если запрос подается в письменной форме.

На суде представитель Килийской ЦРБ – юрисконсульт Оксана Куляс – полностью возражала против иска. Она убеждала суд, что информация дана мне в полном объеме. Имея в виду те цифры, которые мне предоставили ранее, и по которым нельзя проанализировать что, когда и по какой цене закупалось, какие услуги и кем оказывались и т. д.

– Но вас же неоднократно приглашали на прием к главврачу, – удивляется юрист учреждения.

Зачем мне ходить к главврачу, когда мне нужны документы?

На вопрос судьи: «Почему отказали в предоставлении информации?» юрист ответила:

 – Неоднократно подавала запрос, как физическое лицо, как гражданин. Поэтому распространяется закон «Об обращении…». Поэтому и был дан такой ответ.

И это при том, что раньше мои «неоднократные запросы» проходили в соответствии с ЗУ «О доступе…», и отвечали мне в соответствии с ЗУ «О доступе…».

Свидетель со стороны ответчика, главный бухгалтер ЦРЛ Виктория Пышненко рассказала суду, что я (о, Боже!) не хотела приходить на встречу с руководителем (хотя, причем тут руководитель?), а только вела переписку:

– Ее (меня – авт.) ответы не удовлетворили, она начала требовать от нас предоставить в письменном виде расшифровку: что, сколько, у кого закупалось. Это в первый раз такое.

И свидетель рассказала, как к ним обратился корреспондент всеукраинской газеты, получил такую же информацию – обобщающие цифры, и остался доволен и благодарен.

– Мы не можем дать эту информацию, – убеждает суд В. Пышненко, –  так как надо закрыть отдел на 10 человек, и заниматься расшифровкой. Можно было бы предложить, чтобы сама работала с документами.

Видимо, Виктория Федоровна забыла, что этот вариант я предлагала руководству больницы.

– Пакет просто за месяц – вот такие папки (разводит руками см на 20 – авт.).

На мой вопрос есть ли первичные документы – накладные, чеки ответ был утвердительный:

– Есть. Вопрос в том, что это работа, которую чтобы сделать, надо  закрыть отдел.

Что ж, стороны и свидетель, выслушаны. Приступили к изучению документов. Так как ответчиками выступают  ЦРБ – как юридическое лицо и главврач, который подписал отказ в предоставлении информации – то оказалось, что без должностной инструкции главврача разбирательство будет не всесторонним. Суду надо достоверно знать, входит ли в обязанности главного врача подписывать ответы на информзапросы. Поэтому был объявлен перерыв до 4 февраля.

Так что по этому иску все еще впереди.

До окончания заседания Оксана Куляс, когда была дана возможность сторонам что-то добавить, хотела показать суду какой-то закон. Однако получила «неожиданный» ответ:

– Законы стороны суду не показывают.

Что ж, суд второй. По расходованию бюджетных средств. На этот запрос я вообще никакого ответа не получила. На судебном заседании представитель ответчика (ЦРБ) – Оксана Куляс объяснила действия распорядителя информации так:

– Приходили информационные запросы. Последний запрос пришел от журналиста газеты, был указан адрес редакции, мы полагали, что это переписка между юрлицами, что Олеся Ланцман выступает, как представитель редакции. Ответы на все запросы были даны, но на последний запрос ответа не было. На наше усмотрение, нам показалось, что такая информация была предоставлена. То есть было то же самое, только не было расшифровки.

Тот факт, что запрос я подавала как физическое лицо и нигде это не указала, вызвал возмущение юрисконсульта.

– Но вы же указали должность и место работы, мы и предположили, что вы юридическое лицо.

Я не понимаю, какое это имеет значение, но попыталась объяснить, что пункт 1 части 1 статьи 12 Закона «О доступе к публичной информации» предусматривает, что запрашивающими могут быть не только юридические лица, но и физические. Соответственно, я и подавала запрос именно как физическое лицо – Олеся Ланцман. А в запросе отметила, что работаю журналистом для того, чтобы привлечь внимание к тому, что запрашиваемая информация мне нужна для осуществления профессиональной деятельности. Но статус журналиста не изменяет мой статус запрашивающего – физического лица, поскольку законодатель предоставил мне возможность непосредственно обращаться с запросами о публичной информации, а не только через редакцию газеты, где я работаю.

К тому же никаких документов, подтверждающих, что я являюсь юридическим лицом, я не подавала. Но где там!

– А вы нас записывали на диктофон, на каком основании?

– Согласно Закону «О печатных средствах массовой информации (прессе)», - говорю.

– Так вы же физическое лицо, причем тут закон «О СМИ»?

– Физическое, но при этом журналист.

Но, по мнению чиновницы, журналист не может быть физическим лицом. Я же указывала должность и место работы!? Получался не разговор, а песня.

Свидетель, все тот же главный бухгалтер учреждения Виктория Пышненко рассказала, что они старались давать информацию, правда, давали в общей сумме:

– Потому что запросы подавались те же самые,добавилась разве что расшифровка в полном объеме. В одном из ответов мы ответили, что законом не предусмотрена расшифровка расходов. В конце года подаем отчет – все только в финансовых цифрах, расшифровки нет.

И опять посетовала: чтобы дать такой ответ надо закрыть финансовый и экономический отделы, физически это невозможно. Поэтому им «показалось, что этого (обобщающие цифры – авт.)  было достаточно».

Но суд посчитал иначе. Поскольку, вопреки требованиям распорядитель публичной информации в предусмотренный законом пятидневный срок не предоставил информацию о расходованииучреждением бюджетных средств, то мой иск суд удовлетворил в полном объеме. То есть, признал бездействие чиновников противоправным, и обязал их предоставить мне информацию. Так-то.

Олеся ЛАНЦМАН

P.S. Информация о расходовании бюджетных средств, полученных коммунальным учреждением в 2014 году уже у меня, правда ЦРБ опять лукавит. Суд обязал предоставить не только информацию, но и документы. А документов, надеюсь пока, нет.

Предоставила ЦРБ информацию и о расходовании благотворительных взносов (только информацию) , хотя суд еще никакого решения не вынес. Судебное заседание 4 февраля, помните?

Поделиться:
Категория: Публикации ДЗ | Просмотров: 1850 | Добавил: korr | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]