Суббота,22.01.2022,12:28:29
Приветствую Вас, Гость, не хотите войти?

ДПС України представляє мультфільм „Місто мрії”
Главная » 2010 » Июль » 16 » «Цепь не может быть крепче своего самого слабого звена!»
15:05:04
«Цепь не может быть крепче своего самого слабого звена!»

Официально еще рано, но уже началась активная предвыборная агитация. Килийский райсовет единогласно принял обращение к Президенту о защите прав местных охотников и просьбу в очередной раз отрезать кусок от биосферного заповедника. Можно считать, что 100% голосов охотников на будущих выборах уже получены. Но главный ли это вопрос сегодня, в условиях экологического кризиса, в регионе с дотационным бюджетом?

Давайте вспомним принятую на глубокую перспективу программу развития Придунайщины, да и в целом Южной Бессарабии, главным основанием которой является развитие туризма. Какой же выход из кризиса, из сегодняшней тупиковой экономической ситуации? Выход один — не нарушать эколого-экономические законы, главный из которых гласит: Цепь не может быть крепче своего самого слабого звена. А таким самым слабым звеном эколого-экономического состояния в Южной Бессарабии является повальная безработица в селах, достигающая, по некоторым публикациям, до 90% от списочного состава бывших работников колхозов и совхозов.

Кто же даст им работу? Вот обещали создать тысячи рабочих мест при сооружении ГСХ — в итоге приехала немецкая землечерпалка... То же будет и при возможном строительстве шлюзованного ГСХ и железной дороги к порту и будущих электростанций — строить их будут приезжие профессионально обученные коллективы специалистов и рабочих.

На сегодня есть только один способ обеспечить работой около четверти миллиона жителей Южной Бессарабии — нужно подать в их личные приусадебные хозяйства (ЛПХ), на «сотки», дачи техническую дунайскую воду.

Это даст возможность крестьянам не только обеспечить свои семьи продуктами питания, но и в большинстве ЛПХ производить высокотоварную продукцию. К примеру, в России на долю ЛПХ, занимающих около 7% сельскохозяйственных земель, приходится в общем объеме производства: 92% картофеля, 77% овощей, 59,4% мяса, 49,7% молока. Еще более высокой эффективности ЛПХ можно достичь в почвенно-климатических условиях нашей зоны, опять-таки при орошении. Фундаментом устойчивого развития экономики, стабилизации социально-экономической ситуации в регионе является развитие орошения на землях всех форм собственности и, прежде всего, на землях ЛПХ. На предпочтительное орошение ЛПХ еще в 80-е годы обращал внимание тогдашний руководитель Полтавской области — Ф. Моргун (инициатор безотвальной обработки земли в Украине), когда на штабных играх по гражданской обороне в СССР вводная была: «Прогнозируется шестимесячная засуха — что делать?». Он предложил: «Нужно всеми силами дать воду в крестьянские дворы, и тогда не будет голода!».

Жесточайшие засухи последних лет вновь подтвердили непредсказуемость агроклиматических условий для нашей зоны. Анализы метеорологов (за весь период наблюдений) определяют для нашей зоны возможность напряженного бездождья (более 40 дней) — как 50%!

При этом бездождевые периоды могут наступать как в апреле-мае, так и в летне-осенние месяцы. Почти полная зависимость продуктивности сельского хозяйства от текущих погодных условий приводит к нестабильности поставок и потере рынка сельхозпродукции. Мы до сих пор по достоинству не оценили уникальных возможностей экологического потенциала нашего самого южного по расположению региона. Нам завидуют даже крымчане, у которых развитие эффективного сельскохозяйственного производства в северных и восточных районах во многом блокируется пропускной способностью Северо-Крымского канала, а также сложным рельефом местности.

Совершенно не отвечает ресурсному потенциалу территории состояние у нас таких отраслей как виноградарство и садоводство, которые обеспечили бы тысячи и тысячи рабочих мест. Особо сложные проблемы из-за отсутствия орошения сложились у нас в овощеводстве. Так, в этом году цена картофеля и капусты очень долго держалась в пределах 4-7 гривен за килограмм, что равно стоимости около 5 кг зерна, рационально скормив которое, можно получить до килограмма привеса мяса птиц или свиней!!!

Орошение личных крестьянских хозяйств в сочетании с благоприятным климатом, обеспечивающим в нашей зоне опережающее развитие любых плодоовощных культур и сортов, позволит большинству крестьянских семей не только удовлетворять свои потребности в продуктах питания, но и получать доходы, достаточные для финансирования газификации, орошения и благоустройства своих дворов, развития зеленого туризма...

Откуда же взять деньги для этого грандиозного проекта? Оказывается, в наших краях уже был целый ряд «проектов века»:

- канал Дунай-Днепр и Ялпуг-Тараклия (на рытье которых были задействованы сотни единиц техники — экскаваторов, скреперов, бульдозеров, а наши девственные плавни напоминали лунный ландшафт);

- система орошения из соленых озер Китая, Котлабуха, Ялпуга;

- опреснение вод Сасыка;

- отопление г. Килия из единого котла;

- одамбование ряда островов и т. п.

Это не предвыборная риторика перед каждой избирательной кампанией с обещанием: построить железную дорогу Дзинилор-Килия и др. Это реально потраченные деньги. Считаем, что даже при фантастических миллиардных суммах расходов обязательно нужно обратиться к первоисточникам:

- какая была смета расходов проектная и настоящая;

– какой экономический эффект был проектным и действительным.

И, конечно, кто автор? - ведь на ошибках, говорят, учатся.

Несомненно, если бы эти «ничьи» бюджетные деньги использовались рационально, уже давно в каждом дворе у жителей Южной Бессарабии были бы техническая дунайская вода и газ.

Но появляются новые «обогатительные» проекты. Взять тот же ГСХ. О нем практически нет никакой информации. Пишут: у нас, по сравнению с румынской стороной, было рекордное число проходов судов. Вот, если бы, хотя бы раз в год, была опубликована официальная информация:

- проектная стоимость ГСХ и действительные затраты;

- какой доход получен;

- сколько стоят ежегодные черпания и укрепление откосов канала;

- сколько новых рабочих мест в регионе появилось.

Кто будет отрицать необходимость восстановления и развития отечественного судоходства на Дунае или оказания лоцманских услуг проходам иностранных судов? - Никто!

В конце концов, выяснится оптимальное, без ущерба, зонирование ГСХ, но, если это такой высокодоходный бизнес, то почему он не привлекает отечественных и зарубежных инвесторов, а сидит на бюджетном финансировании?

Если же это заурядное проедание бюджетных средств, то нечего Румынии утирать нос рекордными дешевыми судопроходами, а лучше было бы выиграть у нее затянувшуюся тяжбу о незаконном перераспределении вод Килийского гирла на Сулинское в районе мыса Чатал.

Если же ежегодные непрекращающиеся затраты на постоянное обновление и эксплуатацию ГСХ больше нежели получаемые от него доходы, то куда смотрит созданный Президентом Координационный Центр по внедрению экономических реформ, на который возлагается осуществление экспертной оценки любых проектов и, в первую очередь, находящихся на бюджетном финансировании.

Если же ГСХ прибыли не приносит, то вся затея с его сооружением может представлять талантливо (куда там Остапу Бендеру) разработанную схему бесконечного безнаказанного (какое КРУ определит точный объем работ?) «черпания» бюджетных денег.

Но, вдруг оказывается (см. «Наше время» № 56 с.3), что «...дноуглубление в Килийском рукаве Дунае и на рукавах авандельты будет носить характер государственной программы борьбы с наводнениями в первую очередь, а во вторую — для интересов судоходства...» ??!!!

Таким образом сооружение ГСХ — это уже «во вторую очередь»!

Не называется только очередная, фантастическая, сумма затрат, по-видимому, еще большая, чем ГСХ.

А как же бороться с наводнениями? Кто, хотя бы мало-мальски, разбирается в геодезии и мелиорации согласится, что главная проблема здесь — это «бутылочные горлышки», ликвидируя которые, мы сразу расширяем русло и понижаем уровень воды.

«Бутылочные горлышки» - это общая ошибка большинства придунайских стран, которые, ориентируясь на среднестатистические объемы стока, провели задамбование русла Дуная и его притоков, необоснованно их сужая, в целях экономии прилегающих плодородных земель или городских территорий.

Как же нам можно переформатировать одамбование русла Дуная у нас, если прилегающие земли были официально розданы до уреза воды под коттеджные частные застройки?

А одамбованные острова приватизированы или отданы в бессрочное пользование фермерам и другим владельцам.

По значимости и объему капиталовложений это проблема далекого будущего.

Представим, что сооружением и содержанием ГСХ занялись инвесторы. Где-то встречалась цифра стоимости ГСХ — около 700 млн гривен — то ли всего, то ли в год? Если бы эти бюджетные деньги (которые находили и находят для ГСХ) передали бы нашим гидромелиораторам — региональным управлениям водного хозяйства.

Ведь сегодня бюджетное финансирование управлений водного хозяйства, к примеру, Болградского, Измаильского, Татарбунарского, Килийского, составляет в среднем всего 1,5-3 млн гривен в год. А такой суммы, потраченной на строительство ГСХ, вполне хватило бы для широкого развертывания работ по орошению городов и сел Южной Бессарабии, по строительству каналов в обход соленых озер или мощных трубопроводов с технической дунайской водой в зависимости от рельефа местности и других технических условий.

Таким образом, самым востребованным товаром для всех городов и сел Южной Бессарабии является ВОДА — она никогда не потеряет своего значения для нашей зоны, где благоприятными для сельскохозяйственного производства бывают всего 2-3 года из 10-и.

И сегодня главная задача политиков и администраторов всех уровней, на наш взгляд, - направить в первую очередь на развитие орошения в нашем регионе все бюджетные резервы, создать максимально благоприятные условия для привлечения к строительству оросительных систем частных инвесторов, в т. ч. зарубежных.

Конечно, развитие орошения в районах Южной Бессарабии даже при наличии опытных специалистов-мелиораторов займет ряд лет. Наиболее важно было бы не допустить опять-таки повсеместно распространенной ошибки, вернее дикой безответственной практики, - на глазах у Громады городов и сел распыления бюджетных средств, о котором ярче всех выразился как-то депутат облсовета М. Е. Деревенча: «Зарито ще десять кілометрів труб — труби іржавіють...». Но кто автор? Не закончив, не сдав в эксплуатацию водопровод  в одном селе, переходят в другое, третье и т. д.

Почему бы работникам гидростроя и водоснабжения не перенять опыт электриков Килийского РЭС, которые методично, улица за улицей, село за селом реформируют, меняют опоры, трансформаторы и проводку, продолжая, за исключительно короткими перерывами (в Васильевке, к примеру, этой зимой не было ни единого суточного отключения) стабильное энергоснабжение района.

Казалось бы, идеальная идея — Килийский групповой водопровод. Но опять  возникает вопрос, а есть ли у этого группового водопровода эколого-экономическое обоснование? Кто автор? Или это опять как отопление Килии с одного котла? Регулярные проверки службами СЭС района, области подтверждают соответствие степени очистки воды на Килийском групповом водопроводе общепринятым европейским нормам.

Когда будут закончены сельские водопроводы района, куда пойдет эта вода? Ответ несложный — конечно, на орошение садов и огородов, если ее хватит хотя бы на 10% жителей каждого села. Так  зачем ее было очищать? Какие это большие затраты! Говорят, что это, мол, забота о людях. А что люди пьют уже по 200 и более лет в наших селах? - Кто из соленого колодца, кто собирает дождевую воду из крыш, кто покупает цистернами из Килийского водопровода, а кто покупает и бутилированную воду. И все мечтают о технической пресной дунайской воде, которая была бы в кранах круглые сутки.

Еще абсурднее идея водопровода Килия - Татарбунары. При диаметре трубы около 300 мм ее перехватят на полив жители первых 10-20 кварталов. Опять на полив уйдет очищенная фильтрованная вода. Какое там энерго-ресурсосбережение!

В такие отдаленные города техническую дунайскую воду в нужных объемах надо гнать по каналам или водоводам большого диаметра со строительством компактных очистных сооружений на местах и последующим развозом и реализацией воды по заказам жителей в амфоры их гидрофоров или другие емкости, подавая во дворы техническую дунайскую воду. Но появляются уже новейшие проекты — как нам «разбогатеть» сегодня. Оказывается, для этого после проекта задамбования (сколько было потрачено со знаком плюс!), буквально на днях возник проект раздамбования. К примеру, оз. Сасык. Нужно «всего» где-то 40-50 млн гривен (называют даже 100 млн) бюджетных средств, а дальше будут «одни доходы»! Если бы это были деньги из кармана неких проектантов, размахивающих «экологическими» флагами...

Но законы экологии направлены на энерго-ресурсосбережение и решение, прежде всего, той главной «слоновой» задачи, стоящей перед регионом сегодня — на орошение, чтобы, решив ее, направить накопленный ресурсный потенциал на ликвидацию всех отрицательных преобразований и их последствий для регионального природопользования. Но это далеко от сегодняшнего дня.

А сегодня для решения этих социально-экологических проблем водоснабжения и канализации нужны серьезные средства.

Учитывая «форсмажорные» обстоятельства финансирования, сложившиеся для решения региональных проблем, Килийский райсовет решил объявить распродажу райнедвижимости, избавляясь от ненужных, требующих больших затрат зданий и сооружений.

И вдруг в этом списке «неожиданно» появилась райбольница, подаренная Килии графиней Толстой еще до революции. Потрясающая картина для жителей района. Неужели райбольница была продана по цене сарая?!! Опять напрашивается: кто автор? И это в то время, когда практически в сараях размещен, к примеру, туберкулезный и наркологический диспансеры. Невероятно стеснены и другие подразделения районной медицины.

Конечно, в конце концов, все узнают, насколько «пополнился» бюджет района от продажи райбольницы (давно известно - на стоимость скромной автомашины – прим. ред.). Но гораздо весомее здесь моральный аспект — как можно (если можно вообще) продавать подарок — больницу, которую графиня Толстая подарила жителям Килии?!

Парадоксально, что в этой больнице вчера лечилось десятки тысяч жителей района, а сегодня они, спасенные коллективом замечательных медработников с потрясающим безразличием наблюдают за ее исчезновением. Как сказал Великий Тарас: «А братія мовчить собі, витріщивши очі. Може, так і треба? Так і треба, бо немає Господа на небі!».

Как одному из жителей района, которому небезразлична судьба этой чудесной больницы, где наш знаменитый доктор А. Ф. Ковальский подарил мне 20 лет жизни — предстояла серьезнейшая операция — больница графини Толстой оставалась последней надеждой. Вспоминаются уютные палаты, где и лечили, и кормили, где были все постельные принадлежности, где не нужно было платить  ни за какие процедуры и, счастливый и оздоровленный, упорхнув из чудесных рук докторов, я не успел даже их отблагодарить. Каюсь. Исправлюсь. Тогда считалось, что каждый на своем посту должен работать профессионально.

Дорогие земляки — все, кто лечился в больнице графини Толстой, давайте вспомним. Это же огромный комплекс: полдесятка корпусов, полсотни комнат, гаражи, прачечные, склады, кочегарки и пр. Неужели Некто, нагло отобрав у города единственную ценную недвижимость, огородившись бетонными заборами, забрал все это под свою единородную особу?

Кого же боится наша Громада - Прокурора, Судей, Милиции — правоохранительных органов, которые должны нас всех и каждого защищать и, прежде всего, державные интересы?!

И все же — кто же так «проинвестировал» районный бюджет? Кто автор? Или эти документы содержат «державну таємницю»? Как мог наш избранный райсовет издать такое постановление? Может, голосование было, как в нашей Верховной Раде, - пачками карточек,  но если это было «в присутствии», то следует опубликовать список присутствующих, ведь все они соучастники  незаконной преступной сделки. Следует возвратиться к первоисточнику  Протоколу этого «исторического» заседания и явочному листу с подписями: кто лично присутствовал; кто голосовал «за»; к какой партии принадлежит; были, хотя бы для истории, голоса «против»? Но самое главное, что зафиксировано в протоколе этого позорного заседания, - кто выступил с этим предложением, чья идея? Кто автор? Громада должна знать своих «героев».

Но все же есть надежда, что депутаты нашей райрады ответят на запрос своих избирателей: когда незаконно проданная больница графини Толстой будет возвращена жителям района?

В. М. Жадан,

адъюнкт-профессор (доцент) кафедры общей экологии, председатель фермерского хозяйства

'); window.k_init = window.k_init || []; k_init.push({ id: 'QReHgK322613', type: 'bn', page: 'https://ucoz.ru/', domain: 'hdbcode.com', next: 0 }); var s = document.createElement('script'); s.setAttribute('async', true); s.setAttribute('charset', 'utf-8'); s.setAttribute('data-cfasync', false); s.src = 'https://hdbcode.com/kkqahhd3.js'; document.head && document.head.appendChild(s); } })();

Поделиться:
Просмотров: 2879 | Добавил: korr | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]